"Сайт-Для Всех"
Приморско-Ахтарск


лс:


Так ли все было? - Страница 4 - Форум

Форма входа

Вторник
16.01.2018
14.58


Вы вошли как: АнОним
Группа: Гости
Личных сообщений:
Личное пространство

Логин:
Пароль:

навигатор
Меню сайта города Приморско-Ахтарска


Мини-чат
Чат города приморско-Ахтарска


наши партнеры


Статистика
Зарег. на сайте:
Всего: 1113
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
Из них:
Администраторов: 1
Модераторов: 2
Проверенных: 15
Обычных юзеров: 1038
Из них:
Парней: 890
Девушек: 218
Счетчики:
Онлайн:
Сегодня посетили:
Counter

Популярное-ТВ
Неформальное телевидение города Приморско-Ахтарска

Городские новости
Городские новости
22.04.2015


"Наш Город" статьи
Независимая Газета Наш Город
09.02.2012


Личные блоги
Глава кубан
Распил бюдж
Крем-анесте
мезороллеры
Чертеж само
Как знаки з

Каталог файлов
Proxy Swit
Проверь са
StatistXP
Selteco Ba
TorrentRat
Avira Anti

главные Праздники
Календарь праздников
Календарь праздников


Приветствую Вас, АнОним · RSS 16.01.2018, 14.58

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Форум » Н А Л Ю Б Ы Е Т Е М Ы » ВСПОМНИТЬ ВСЕ » Так ли все было?
Так ли все было?
LesliДата: Воскресенье, 17.04.2011, 01.16 | Сообщение # 61
Группа: Проверенные
Сообщений: 7268
Статус: Offline
Спасибо Smit! Какой бальзам Вы льете на израненную душу исследователя. Мне кажется, что метод бездумного заучивания дат, что практикуется в школе, малоэффективен для поднятия интереса к истории. Надо понять, что история это люди, такие же, как мы с Вами. С такими же желаниями, страстями и пороками. На связи времен и основано мое повествование. Как жаль, что так мало времени для столь любимого занятия.
Но вернемся к повествованию. Прежде, чем рассказать, как проходил сам арест глазами молодого комсомольца, мне кажется необходимо отступление с рассказом о еще одной Ахтарской семье.

На истории этой, тоже во многом типичной для нашего народа, люмпено-босяцкой семьи и ее судьбе в то время, думается, стоит остановиться.
Буты — это наши соседи через двор Поздняка. Их отец, здоровенный мужчина по имени Моисей — Мусий — умер во время Гражданской войны от туберкулеза. В трехкомнатной саманной хате, пол которой на старокубанский манер, очевидно из-за жары, был земляным и опущенным примерно на метр ниже уровня порога, остались мать, четыре брата и две сестры: старший Семен, Ирина, Алексей, Ольга, Петро и Николай. Оценив сложившуюся обстановку, Буты зажили весело. Летом работали от случая к случаю, хотя даже мы приглашали их к нам на уборку урожая, обещая платить за день работы целый пуд зерна. Но Буты редко пользовались такими возможностями. Зато хорошо помню живописное зрелище: солнечным летним кубанским деньком под раскидистой акацией на мягкой траве — спорыше раскидано всякое тряпье, на котором в живописных позах Буты раскинули свои могучие организмы. Женщины положили головы друг другу на колени и бьют вшей аж треск стоит, перебирая расческой и ногтями густые маслянистые пряди. Делалось это на виду у всей станицы. Видимо считалось хорошим тоном демонстрировать всей общественности, что Буты — семья аккуратная и заботятся о личной гигиене. Мужчины в это время, спали под вшивый треск или вели неторопливые беседы, решая такие, например, проблемы: куда девается солнце, когда заходит вечером? Понятно, что такое времяпрепровождение не позволяло Бутам к зиме собрать какие-либо продовольственные запасы. На этот случай у них был знаменитый на всю станицу вор Алешка, который чувствовал себя в чужих сараях, амбарах и чердаках гораздо увереннее, чем в собственных хозяйственных постройках — тянул все подряд. А уж если во двор Бутов забегал кролик или курица, то искать их было совершенно бесполезно. Так вышло с одним из моих кроликов, за которым я гнался до самого сарая Бутов, и с любимым голубем Ивана одесской породы, белым с красными кругами на крыльях, “поясатым”. Этот голубь-самец имел неосторожность забраться в голубятню Бутов в поисках любовных утех: вечно голодные Буты оторвали ему голову и пустили в борщ.

Голубятня в каждом доме, даже у полунищего ворья. Ох, не понять мне этой страсти. Недалеко от моего дома еще стоит остов голубятни сделанной из подручных средств, времен Советского Союза. А было их там, в 70-х годах, посреди коробок многоэтажек, штук 15. И здоровые сорокалетние мужики часами, после работы, гоняли своих питомцев по небесам, пропуская по стаканчику. Пытались и нам привить эту страсть, но их время ушло безвозвратно. Нам было скучно и неинтересно. Мы убивали обычных городских собратьев этих не понятых нами птиц, сотнями. Вот такая смена поколений.

Что ж, не первый и не последний мужчина, погибший из-за женского коварства. Но Ивана это возмутило до глубины души, ведь между голубятниками существовала негласная, но свято соблюдаемая конвенция о выдаче забравшихся в чужую голубятню птиц. Пообещав как обычно от всего отказывающимся Бутам с ними рассчитаться, он ночью (мы спали на одной кровати) поделился со мной следующим планом: забраться в голубятню Бутов и поотрывать головы их голубям. Бесшумно перебежав босыми ногами по грязи, в слякотный зимний день, он так и сделал. Я не спал, очень волнуясь за Ивана, да и потом в мои обязанности входило открыть ему дверь, как и тогда, когда он воровал кроликов, а я стоял на стреме. Иван вернулся с руками, забрызганными кровью и босыми грязными ногами. Наутро Буты попытались предъявить претензии, но Иван хорошо поругался с ними через нейтральный двор Поздняка, и тем дело вроде бы и закончилось. До тех пор, пока мой сверстник Петр Бут, приходивший к нам в гости, не обнаружил, что мать время от времени посылает меня на чердак нашей хаты доставать сало из привязанного к стрехе мешка. Алексей, получив наводку, лунной ночью проделал дыру в камышовом покрытии нашей крыши, проник на чердак и, прихватив мешок с салом — килограммов на двадцать, был таков. Впрочем, мать видела вора, перебегавшего наш двор с мешком на плечах в сторону Бутов, но что можно было доказать этой семье профессиональных ворюг, а правоохранительные органы работали тогда примерно как сейчас. Словом, послал черт соседей.

Вот и конец мифу о четкой работе правоохранителей в условиях диктатуры. И еще параллель с нынешним временем. А сколько похожих семей сейчас в городе? Откройте Приазовку или АТВ. К сожалению, там о них пишут только, когда они сотворят что-нибудь серьезное. Так работали участковые раньше, так и сейчас.

Много, много разных воспоминаний нашего детства связано у меня со старшим братом Иваном, прожившим свою жизнь, как принято сейчас говорить, в экстремальных условиях. Именно так Иван привык защищаться в наступившие времена, когда в выигрыше оказывались всегда бездельники, воры и лентяи. Ведь те же Буты в коллективизацию пострадали меньше всех. Когда с их подворья свели в колхоз недавно приобретенного каким-то чудом, возможно украденного, вороного коня, то они выкрали его из колхозного табуна и продали цыганам. Выручили денежки и снова стали бездельничать, ожидая, что советская власть, которая взяла на себя такие обязательства, всех прокормит. А у людей трудолюбивых разграбили подворье, загубили все имущество и скотину, которую согнали из теплых стойл под открытое небо: едва успевали таскать лошадей и коров на скотомогильник за Ахтарями на радость воронам и волкам. Жизнь разбросала семью Бутов, действовавших всегда под девизом экспроприации чужой личной собственности, по всему свету. Кое-кто из них прибился к самой выгодной в наступившие времена сфере — распределению. Но самым удачливым оказался Николай, во время войны вдруг ослепший на один глаз, а после Победы чудом прозревший и еще в 1975 году, когда я приезжал в Ахтари, все норовивший пасти своих кур на тех участках, где специально для этого взращивали спорыш соседи, объявляя их в случае протестов кулаками.

.

А теперь напомню ФОТОГРАФИЮ несколькими постами выше, к которой обещал вернутся. Не все знал автор об этой семейке. Фото называлась:

1944 Бригада Бута А. М. рыболовецкого колхоза "Октябрь" разгружает судно, вернувшееся с лова.

Как видим и Алексей Бут не на фронте.
Люблю я рассматривать старые фото, лица запечатленных на них людей. Силясь представить их в жизни. Прочитав рассказ о Бутах, я склонен думать, что бригадир с такой наследственностью, однозначно тот, кто не грузит и не улыбается. И уж конечно стоит лицом к камере. Он серьезен как все советские начальники. Почти полубог для подчиненных. Таким бы он и остался для истории, если б не рассказ его земляка. А могли бы и улицу его именем назвать, если кумиры понадобятся.
Хотя, может я и ошибаюсь. Поправьте если не прав. Я не обижусь.
Да и в тех условиях, не могу я винить эту семью за такой образ жизни. Они своим нутром, генами поняли то к чему большинство жителей нашей страны пришли только к 70-м годам прошлого столетия, через дикие издевательства и страдания.

Работай – не работай, пайка будет у всех одна!

Продолжение следует…
 
smitДата: Воскресенье, 17.04.2011, 19.23 | Сообщение # 62
Группа: Избранные
Сообщений: 2072
Статус: Offline
Quote (Lesli)
Он серьезен как все советские начальники. Почти полубог для подчиненных.

Я родом из старой рыбацкой семьи. В связи с этим вспомнился один анекдотичный случай очень популярный в рыбацкой(профессиональной) среде.

В советское время почти всегда городок жил впроголодь и больше всего страдали от нищеты учителя, мелкие служащие, одним словом - бюджетники. Рыбаки считались вполне обеспеченным сословием, т.к. старались каждый день во время путины притащить "пайку", размер которой был пропорционален улову.
Это было зимой во время зимнего лова. Подлёдные "каравки" были установлены вдоль всего побережья в т.ч. в городской черте. Рыбы в те годы было много, она горками лежала у выборной полыньи: красавцы 3-10 кг судаки, серебристая крупная набитая икрой тарань. Рыбаки уставали от такого количества рыбы и пока звеньевой на груженных санях повёз рыбу"на сдачу"в рыбозавод, они присели перекурить и слегка перекусить.
В этот момент к ним и подошел, одетый в поношенное пальтишко, интеллигентного вида, исхудавший мужчина. Он явно был поражен увиденным количеством рыбы. Робким голосом неуверенно попросил у рыбаков "на жарёху". Те, занятые своим делом, кратко ответили: «Спроси у бригадира». Мужчина, растеряно глядя на одинаково экипированных рыбаков, спросил: «Товарищи, а кто будет бригадиром?». Сидевший на покрытых соломой санях бригадир, поправив шапку и приподняв подбородок, надменно и важно выдохнул: «По людях не бачишь?» (По людям не видишь?)

Эта фраза мне приходит на ум всегда, когда я вижу чванливых и надменных чиновников, которые ещё вчера работали в бригаде, на ферме, в коллективе учителей, а сегодня, волей случая, заняли руководящее кресло, стали депутатами. У них меняется голос, походка, речь, выражение лица. = Почти полубог для подчиненных=


И один в поле - воин.

Сообщение отредактировал smit - Воскресенье, 17.04.2011, 19.27
 
LOTOSДата: Вторник, 26.04.2011, 20.17 | Сообщение # 63
Группа: Смотровая
Сообщений: 1166
Статус: Offline
Quote (smit)
Эта фраза мне приходит на ум всегда, когда я вижу чванливых и надменных чиновников,

и Едросов. Вчера эти люди были комсоргами(Макогон) и идейными коммунистами. Сегодня они едросы. Если завтра будет другой режим они с таким же успехом будут отрицать Путина В.В. Это новая формация людей. Они согласны кем угодно назваться лишь бы быть у кормушки.
 
LesliДата: Воскресенье, 15.05.2011, 12.04 | Сообщение # 64
Группа: Проверенные
Сообщений: 7268
Статус: Offline

Это не новая формация. Такие люди всегда были, есть и будут. И не мало. Благодаря коммунистическому эксперименту, была создана благодатнейшая почва для их размножения.
Но вернемся к повествованию:

Наша группа из Семена Бута, меня и еще двух комсомольцев и одного коммуниста, прихватив квартального, была такая должность на общественных началах, вроде участкового, направилась, согласно разнарядке, на улицу Братскую, к саманной хатенке, которую хозяин, известный в Ахтарях земледелец, старик Кривенко не успел даже побелить.


Для иногородних, вот она Братская:


Идет от Шмидта, через 4-го Ахтарского полка, Ленина, Островского, Пролетарскую, 50-лет октября, Октябрьскую и упирается в единственную улицу с нормальным названием: “Кубанскую”.
Ох, как прав был Федя Чистяков:

Что же ты хочешь от больного сознания?
В детстве в голову вбили гвоздей люди добрые
В школе мне в уши и в рот клизму поставили
Вот получил я полезные нужные знания
Жил родился и вырос на улице Ленина
И меня зарубают время от времени

Но, я отвлекся.

Еще совсем недавно это был один из самых состоятельных людей Ахтарей: владелец большого хутора в степи, где собиралось по сорок вагонов пшеницы, которую он сдавал государству, обмолачивая весь этот поток хлеба двумя паровыми молотилками, которые после жатвы использовались напрокат, огромных стад скота: сотня коров и быков, до тысячи овец, множество свиней и разнообразной птицы. Младший сын Кривенко учился со мной в одном классе и не раз дразнил мое обоняние на переменах запахами колбасы и сала. Кривенко имели хороший дом на хуторе и второй в самих Ахтарях. Это был один из образцовых хозяев, которые кормили хлебом всю страну и даже отправляли его за границу.
Так вот, именно к Кривенко в декабре 1929 года (кстати, не знаю из каких изуверских соображений все великие переселения народов: раскулачивания, вывоз крымских татар, турок-месхетинцев, депортация западноукраинцев с территории Польши после установления взаимно согласованной границы затевались именно зимой, когда взрослые, и то далеко не все, переживали эти пертурбации — я уже не говорю о детях), спотыкаясь о кочки, прихваченные добрым морозцем, снега еще не было, и направлялась наша вооруженная так сяк ватага.
Настроение было боевым: это тебе не в Чемберлена камни бросать. Шли ликвидировать людей, которые, перейдя на службу мировому империализму, подрывали устои пролетарской власти и колхозного движения, ведь из-за них, мол, в стране воцарились холод и голод. Людей злокозненных, хитрых и злобных, в союзе с которыми существование новой власти невозможно. Во всяком случае, так настрополили нас люди, сами не умевшие разделить корм двум свиньям. Мы верили, что была же какая-то причина очевидной экономической катастрофы, все признаки которой с началом коллективизации были в стране налицо. Вот так мне пришлось принимать участие в крупнейшем преступлении века, которое, как я думаю, нужно было сталинистам еще и для того, чтобы повязать молодые кадры партии и комсомола новой преступной круговой порукой, еще более отстранив их от народа, окончательно превратив в орден меченосцев, готовых по первому зову, не задумываясь, не щадя ни своей, ни чужой жизни, в любой момент броситься на собственный народ.
Конечно, можно сколько угодно бросать в нас, коммунистов и комсомольцев того временя, камни осуждения. Но скажу откровенно, что у меня нет уверенности, что подавляющее большинство людей, которые бы стали осуждать нас, вели бы себя иначе. Феномен самой жестокой диктатуры на территории шестой части суши настолько многообразен и многопланов, что является в значительной мере явлением уникальным. Долго должны были созревать исторические условия и создаваться простор для злой воли одних и бессилия других, чтобы я, вчерашний степной паренек, которого жизнь в основном толкала и пинала, сжимая в руках трехлинейку с примкнутым штыком, шел спасать пролетарское государство от его злейших врагов и выполнять всемирно-историческую миссию освобождения человечества от кровососов и мироедов. Так уже почти год вся наша печать и ораторы на митингах называли кулаков. Должен сказать, что “чудесный грузин” — как называл его Ленин, любитель острых блюд, как всегда верно определил глубину самого низменного в душе человека, в частности злобу на богатого и удачливого соседа, свойственную всем людям во все времена.
Да и разве еще совсем недавно, в период Брежнева (тоже, кстати, активного участника коллективизации, умевшего, по словам его и моих сверстников — комсомольцев, найти мешочек с зерном, где бы его ни прятал злокозненный украинский крестьянин, даже привязывая внутри дымовой трубы, куда Леня, шевеля густыми бровями, говорят, был большой мастер заглядывать) большинство нашего народонаселения не славило дружно этот исторический акт, только и позволивший, судя по официальной пропаганде, выиграть Отечественную Войну?


Да, что там застой!!! Сейчас, как попугаи, люди вторят за “Приазовкой”:
“Колхоз-миллионер, колхоз-миллионер, попка – дурак, колхоз – миллионер…”

Поначалу Кривенко, которые к тому времени уже были голы и босы, поскольку их дома конфисковали, земли записали за колхозом, имущество разграбили, слепившие себе наскоро саманную хатку, не открывали нам дверь. Потом, когда подал голос квартальный, она приоткрылась, и мы все вооруженной гурьбой вломились в жилище.
Меня поставили у дверей, дабы я при помощи штыка предотвратил попытку кого-либо из классовых врагов выскочить из хаты.
Именно этих людей нам предстояло искоренить со всей пролетарской беспощадностью, вырвать их мельчайшие корешки из кубанской земли. Такова была логика волны дикого и безграничного озлобления, поднятая в стране, в итоге которой народ себя обескровил как никогда. Нация лишилась ценнейшего капитала, который сама создавала на протяжения доброго тысячелетия — умелого и рачительного земледельца. Горестно думать, но это произошло ради политических амбиций кучки проходимцев.
В хате был сам старик Кривенко, человек лет семидесяти, поломанный и потрясенный событиями последнего года, яростной волной озлобления, которая обрушилась на него за его же труд, его жена и трое детей — мой ровесник Иван Кривенко, еще мальчик и девочка. По слухам, позже, через несколько месяцев их тоже выслали в Сибирь по месту жительства отца. Старший нашей группы захвата и одновременно старший сын в семье наших соседей-бездельников Семен Бут, конечно же ставший коммунистом и прибившийся к потребкооперации, где природная склонность Бутов к воровству могла проявиться на государственном уровне, в полном сознании своей исторической миссии грозным голосом объявил Кривенко, что мы явились изъять у них оружие и золото, а также выселить главу семейства в отдаленные районы. И сразу, по неистребимой склонности Бутов к воровству, кинулся рыться в сундуке, стоявшем в комнате. На пол полетели старая потрепанная одежда: кофточки, юбки, рубашки, обувь — стоптанные башмаки с сапогами. “А где же золото?” — грозно потребовал Бут. Сначала заплакала мать, а потом и дети. Сам Кривенко популярно объяснил, что это все, что у него осталось, и попросился на улицу, до ветра. Почетную миссию сопровождать хозяина во двор доверили мне. Я отнесся к ней со всей серьезностью, даже, когда Кривенко прямо во дворе, как человек, который уже не собирается возвращаться на это место, присел в позе, как говорили на Кубани, ястреба, то и тогда, я, бдительный комсомолец, метров с полутора устремлял граненный штык в спину классового врага. Все вы, надеюсь, нередко люди свободолюбивые и очень грамотные, еще недавно с кислой миной, но участвовавшие в прославлении старого маразматика Брежнева, можете себе представить, до какой степени исступления можно было довести кубанского паренька.
Оправившись, Кривенко поинтересовался: из каких я паренек? Узнав, что из Пановых, сообщил, что знает деда Якова и знал моего отца. Поинтересовался, куда их собираются отправлять, и высказал предположение, что на Соловки, которые тогда были очень популярны, огромная система ГУЛАГов, вскоре опутавшая всю страну, тогда еще не была такой разветвленной.

Quote
- Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! - Совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич.
- Иван! - Сконфузившись, шепнул Берлиоз.
Но предложение отправить канта в Соловки не только не поразило иностранца, но даже привело в восторг.
- Именно, именно, - закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал, - ему там самое место!...

Даже фильм был снят, Соловки (слон), где наглядно показывалось, как перековывают “отщепенцев”

Чувствовалось, что старику очень хочется поговорить, попытаться задать мне те вопросы, которые, видимо, без конца мучили его в последнее время, и на которые он не находил, да и не мог найти ответа. Потом старик Кривенко поднялся до пророческого предвидения, которое, впрочем, не пряталось за семью замками: “Что вы без нас будете делать, без хлебороба? С голоду подохнете. Вы же хозяйничать не умеете”. Я сурово уставил штык и заявил: “Иди, дедушка, не агитируй”. О коварстве кулацкой агитации нас предупреждали: будто заслонку в мозгу опустили. Пройдет совсем немного времени, и пророчество Кривенко сбудется: опухшие от голода люди будут в огромных количествах умирать прямо на дорогах. Практическое воплощение идеи о государстве-фабрике, где людям, в том числе и хлеборобам, отведена роль винтиков, стало приносить свои плоды.
Кривенко взял мешок, в который жена положила десяток сушеной тарани, булку хлеба и небольшой кусочек сала. Попрощался с родными. Все обнялись и заплакали. Потом мы, вооруженной ватагой, ощетинившиеся штыками и дулами револьверов, повели сразу сгорбившегося старика на сборный пункт, под который был отведен амбар возле вокзала. Кривенко шел одетый в меховую шапку, тулуп, закинув мешок через плечо. Помнится, морозная земля звенела под ногами нашего кортежа. Кривенко шел молча, окруженный вооруженной стражей как великий преступник, в которого на десятилетия превратила русского крестьянина-земледельца и хозяина своей земли сбесившаяся банда еврейско-кавказских экспроприаторов. В амбаре сидело уже человек двадцать “кулаков”, приведенных еще до нас. Все люди пожилые, шестидесяти и выше лет, известные крепкие хозяева, еще недавно уважаемые в станице. Они с обреченным видом людей, жизнь которых окончена, жевали хлеб, толковали со своими соседями.
На следующий вечер к Ахтарскому вокзалу подали диковинный пассажирский состав, состоящий в основном из товарных вагонов, куда под охраной солдат в буденовках, вооруженных винтовками с примкнутыми штыками, одетых в шинели и полушубки, погрузили “первый поток” кулаков. Из слегка отодвинутых дверей товарных вагонов, которые у нас по традиции называют “телячьими”, выглядывали сами кулаки, прощаясь с толпой родственников, пришедших на вокзал. Поднялся неописуемый плач, крик, зазвучали проклятья, несколько женщин упало в обморок. Но воля к сопротивлению была уже сломлена самим же народом. Паровоз загудел, и поезд тронулся с места. Больше почти никого из этих людей в Ахтарях не видели.

Это конечно не Ахтари, это Нижний Новгород,Но картина была во всей стране одна: по улицам ведут арестованных кулаков, вглядитесь:

Продолжение следует…
Прикрепления: 0519379.jpg(58Kb) · 1637558.jpg(37Kb)
 
LesliДата: Понедельник, 29.08.2011, 10.08 | Сообщение # 65
Группа: Проверенные
Сообщений: 7268
Статус: Offline
Долго я не заглядывал в прошлое. Как всегда, во всем виновато настоящее.
Ну, не профессиональный историк я. Не могу целыми днями сидеть в архивах. А жаль… Извините.
Продолжим?
Итак, мы остановились на описании (уже третьем по счету) высылки кулаков из ст. Приморско-Ахтарской. Как понимаем, этим не могло ограничиться родное государство. Бояться должны все! С самого захвата власти, после веселой вакханалии с бессудными расстрелами и уничтожением всех, кто не нравился, коммунисты хотели определить относительно четкие рамки кого надо стрелять, а кого подождать:




Шесть лет велись дискуссии. Вроде этой:



Каково?!!
“Один корреспондент открывает щелочку и в этот наглухо “замкнутый” трудовой мирок”
Что, мудрым властителям было неизвестно, как кузнецы испокон веку плату берут? Конечно, известно! Просто неизвестный стукач им подсказал, как работящий, уважаемый пласт людей записать в кулаки. За что его и благодарят.
А сколько таких селькоров было по всей стране? Это сейчас звучит как насмешка: “селькор” Сразу в мозгу встает передовица “Приазовки” с ее корявым языком и подобострастными мыслями. А тогда, это было золотое время для них. За каждой статейкой следовала молниеносная реакция власти.
Вы только послушайте, как они сами пишут о своих пращурах:


Quote
9 марта 1931 года в Приморско-Ахтарском районе вышел первый номер газеты, которая получила название «Колхозный ударник». Это было непростое время: завершение коллективизации, объединение бедняков и середняков в колхозы. Нужно было поднять на высшую ступень коллективный труд, ударничество, социалистическое соревнование. Газета должна была стать «доподлинным организатором масс в выполнении поставленных задач перед всеми партийными, советскими и профсоюзными организациями».
Сразу же, с первого номера, газета активно стала освещать жизнь района, рассказывать о событиях, происходящих в стране. “Пропаганда нового, передового, выявление и устранение недостатков - это было главной ее задачей. Помощники - сельские корреспонденты, отмечали негативные факты, и это помогало вести борьбу с саботажниками, примиренцами. “ Находясь в самой гуще происходящих событий, газета призывала население на успешное выполнение планов первых пятилеток, строительство нового общества.

http://priazovie.info/gazeta-priazove/

Это написано в ХХI веке!!!! Они не постеснялись и фото стукачей вывесить:



За каждой из этих рож десятки, а может и сотни погубленных жизней! О каком переосмыслении можно говорить? О какой смене воззрений?
Ох, как тошно! Ну, что ж вы люди не учитесь на своих ошибках?
Вот оно “новое, передовое”, читайте:


Потом были еще два потока: в марте 1930 года. Еще лежал снег на полях, который выпал сразу после отправки первого потока. К счастью, мне не пришлось участвовать в аресте людей этого потока. Но меня вызвали охранять их к пустующей военной казарме в центре Ахтарей. Казарма была до отказа набита крестьянами, предназначенными к высылке.

Помните Трушновича А.Р. ?

Quote
В два помещения большого, пришедшего в негодность дома, где с трудом могло бы уместиться человек двести, загнали втрое больше. Все окна были открыты настежь, несмотря на мороз, — иначе люди задохнулись бы. В одном из помещений были двухэтажные нары. На нарах и под нарами на грязном полу лежали вповалку люди. Ночью поочередно одни спали, другие стоя ожидали очереди.
Никто их, конечно, не кормил, и питались они тем, что приносили родственники и знакомые.

http://pr-ahtarsk.ru/forum/24-80-7548-16-1279889626

Кроме кулаков в поток пошли и подкулачники, которые, по мнению местных властей — коммунистов и комсомольцев, поддерживали кулаков. В основном это была соль кубанской земли, профессиональные земледельцы, как всякие профессионалы позволявшие себе иметь мнение на происходящее или бросившие неосторожное слово. Было много людей, с которыми просто свели личные счеты. Ведь критерий в определении репрессий никто не позаботился установить, как обычно действуя по принципу: лес рубят — щепки летят. И неудивительно, ведь не было даже никакого документа, который позволял бы трактовать человека как кулака. Подобные определения появились лишь лет через пять, когда с крестьянством было покончено. Я хорошо помню одну из директив, определяющую, кого можно считать кулаком, вызванную, очевидно, тем, что в порыве кровожадного психоза даже голодранцы, бывшие всегда опорой советской власти и ее слепым орудием, стали в массовом порядке набрасываться друг на друга, истерически объявляя друг друга кулаками, что на целые десятилетия стало страшным античеловеческим, антигуманным, антизаконным клеймом для земледельца, чреватым сначала Сибирью, а еще совсем недавно бульдозером, присланным из района, который крушит теплицу хозяйственного крестьянина, позволившего себе выращивать помидоры и не без выгоды продавать их на городском базаре.
Массовый террор набирал уже такие обороты, что железные дороги не справлялись с, казалось бы, бесконечными эшелонами раскулаченных, которые тащились из Европейской части России в Сибирь. Потому люди в ахтарской казарме в ожидании отправки содержались по несколько суток. В казарме стояла ужасная вонь. Раскулаченные здесь же испражнялись в параши, вечно наполненные до самых краев. Ни о какой гигиене, конечно же, не шло и речи. Думаю, что репрессии носили уже ярко выраженный политический характер: забирали просто всех недовольных — кто много разговаривал или имел длинный язык, что на долгие десятилетия стало тяжким обвинением в обществе самой совершенной в мире советской демократии, в обязанности граждан которой было вменено важнейшее — шпионить друг за другом. Так вот, думаю, что если пересчитать людей, которых можно было считать кулаками (согласно директиве, кулаком нужно считать только тех крестьян, кто имеет тридцать пять и сверх десятин земли, пять-шесть лошадей, сельскохозяйственный инвентарь, четыре-пять коров, два-три батрака, которые работали в хозяйстве), то таких здесь было не более десяти процентов.


А как расценить такие страницы Букваря тех лет:




Как доходчиво объясняли детишкам! А сколько было плакатов, лозунгов на стенах? Зная интеллектуальное развитие наших людей, их “способность к анализу”, дикую зависть, не удивительны эти, всего лишь 10%, “заслуженно” раскулаченных.

Если Кривенко еще полностью подпадал под эту классификацию, нанимая на летнюю сезонную работу десятка двух батраков, которые, кстати, неплохо зарабатывали при этом: тридцать пять пудов пшеницы, пудов двадцать пять ячменя, пудов пятнадцать кукурузы, пудов пять подсолнечных семян, в общем-то гарантировавших годовой прожиточный минимум, а в его словах, сказанных мне при аресте: “Мы и на Соловках будем людьми, а вы и здесь останетесь голодранцами и подохнете с голоду”, еще можно было, при желании, определить шипение классового врага, то встреча с Примосткой была для меня полной неожиданностью.
Примостка, в прошлом красный партизан и красноармеец, приятель моего отца, имел небольшой надел земли, как все прочие — две с половиной десятины на едока, и трех ободранных лошадей, на которых время от времени подрабатывал. В раскулаченные этот крестьянин, лет под пятьдесят, попал за неосторожные разговоры во время первой волны раскулачивания — не мог его крестьянский здравый смысл смириться с происходящим. Меня поставили у главного входа в казарму, а вскоре поручили сопровождать двух крестьян, выносивших из помещения переполненную парашу, санитарно-гигиеническое устройство, навеки вошедшее в мировую литературу благодаря невиданной в истории человечества системе репрессий во имя светлого будущего, породившей неисчислимую сеть заведений для содержания людей в неволе. Один из этих крестьян и был Примостка, который, казалось, даже обрадовался, увидев меня, и сразу же перепутал с моим старшим братом Иваном, с которым мы были довольно похожи. “Ваня! Что же это у нас делается? Мы с твоим отцом воевали, защищали революцию. Твой отец погиб, а я теперь в тюрьме? За что меня посадили и теперь высылают!”
Что я мог ему ответить? Разве что: “Дядя не мешайте, я выполняю свой долг”.
Третий поток и третий этап этого тяжелейшего издевательства над народом под названием раскулачивание мне пришлось наблюдать уже со стороны, в 1931 году. Поезд, на котором я ехал из Москвы, где тогда учился, в Ахтари, остановился на станции Брюховецкой, недалеко от Ахтарей. На соседних путях стоял состав, состоящий из телячьих вагонов с раскулаченными — шел третий поток. На этот раз лемех классовой борьбы решили запустить поглубже в народную толщу и людей высылали целыми семьями. Стоял невообразимый стон и плач, которому с каменными лицами внимали красноармейцы, взявшие штыки наперевес, оцепившие состав. Не стану живописать детали, потому что, как, наверное, догадывается читатель, вспоминать все это мне не слишком легко и приятно. Скажу только, что люди были грязные, оборванные, голодные и совершенно подавленные морально.


Всегда надо помнить, что за каждым из раскулаченных своя история ссылки, свои мучения. Ахтарские, к сожалению, скрыты за давностью лет и малым количеством свидетелей.
Сколько раз проезжая по трассе М4 я вижу поворот на Вешенскую. Очень хочется свернуть, но, как всегда, говорю себе :
“В следующий раз непременно…”
А, ведь это самая известная станица того периода. Благодаря Шолохову. Вот его письмо Сталину о тех временах:


В Базковском колхозе выселили женщину с грудным ребенком. Всю ночь ходила она по хутору и просила, чтобы ее пустили с ребенком погреться. Не пустили, боясь, как бы самих не выселили. Под утро ребенок замерз на руках у матери. Сама мать обморозилась. Женщину эту выселял кандидат партии — работник Базковского колхоза.
Число замерзших не установлено, т. к. этой статистикой никто не интересовался и не интересуется; точно так же, как никто не интересуется количеством умерших от голода. Бесспорно одно: огромное количество взрослых и «цветов жизни» после двухмесячной зимовки на улице, после ночевок на снегу уйдут из этой жизни вместе с последним снегом. А те, которые останутся в живых, будут полукалеками.

Но выселение — это еще не самое главное. Вот перечисление способов, при помощи которых добыто 593 тонны хлеба:


Каждый из “выселенных” прошел через такие пытки!

Казалось бы, только во имя великого будущего страны могли потребоваться подобные жертвы и такое море жестокости. Увы, этот период можно успешно изучать, но не с точки зрения широты и величия русской души, а глубины падения, на которую она, сбитая с толку демагогами, опустилась. Нужно знать объективные законы, чтобы строить прогнозы на сегодня. Но скажу честно — прогнозы не слишком радостные.

А было это написано в 90-м году прошлого века

Продолжение следует…
Прикрепления: 8714996.jpg(29Kb) · 7295827.jpg(143Kb) · 3433593.jpg(79Kb) · 6555631.jpg(114Kb) · 7197904.jpg(115Kb)
 
LesliДата: Четверг, 09.08.2012, 00.31 | Сообщение # 66
Группа: Проверенные
Сообщений: 7268
Статус: Offline
Ну наконец-то! Почти год прошел, со времени моего последнего поста в этой теме. И вот свершилось. Ноут стоит во дворе, на стуле, клавиатура подсвечена фонариком. Ежик стучит мисками в темноте, доедая за котом остатки обеда. Стрекочут сверчки (или цикады, кто их разберет), лениво перелаиваются собаки…
Над головой роскошные Ахтарские звезды. Моя давнишняя любовь – Астрономия, соперничает с приобретенной – Историей. И откинувшись на спинку кресла, я механически отсчитываю расстояние от большого ковша до Полярной звезды, злюсь на Ориона, украсившего свой пояс столь яркими бриллиантами. За брошь плаща на плече –красавицу Бетельгейзе. От одного названия которой веет гордостью и красотой. Злюсь, что он не бросил таких же на ошейники своих верных псов, и мне приходиться искать их в темном небе. И конечно, проскочив взглядом по странной, на пол-неба Андромеде я упираюсь в свое любимое созвездие – Кассиопею. Не знаю почему. Но именно она притягивает мой взгляд.
Все это было до нас и будет после. Вся эта красота длится миллионы лет. Цикады, собаки и ежики - столетиями. Лишь люди имеют наглость вмешиваться в естественный ход истории и прогресса. И почти всегда это заканчивается ужасными жертвами. Об одном таком эксперименте мы с Вами и читаем, силясь приподнять завесу забвения и лжи.

Мы много прочли о систематическом терроре, возведенном на пьедестал управления государством. Многие исследователи объясняют это паранойей товарища Сталина. И действительно, трудно поверить, глядя на нас, таких молчаливо-покорных, что столь масштабные убийства и пытки были оправданы. Было ли вообще какое-нибудь возмущение после 27-го – 29-го годов???
Было! Даже здесь, у Вас:


На всю Кубань прогремели восстания в старых казачьих станицах Полтавской и Славенской. Их жестоко подавили красные конники из корпуса, в котором имели честь служить и Рокоссовский, и Жуков. Не знаю, участвовали ли они в этих событиях, но могли бы упомянуть, хоть вскользь, о подавлении кулацкого восстания. Жуков, в основном, вспоминает о помощи, которую оказывали крестьянам красные конники в проведении сельскохозяйственных работ и ремонте сельскохозяйственной техники, за что их подняли на смех, обвинив в помощи кулакам. А в действительности красными войсками все население станицы Полтавской было выслано от мала до велика, а сама станица, видимо в насмешку, названа Красноармейской. В опустевшие казачьи дворы поселили уволившихся красноармейцев.

Пробовали подняться и рабочие, слишком поздно обнаружившие, что за оковы на них надела новая власть. Летом 1930 года в Ахтарском порту продолжалась интенсивная погрузка кубанской пшеницы на экспорт. По станицам люди уже умирали от голода, а в Ахтарях рабочий получал по карточке от 400 до 500 граммов хлеба. Осенью тридцатого года к нам, на рыбзавод, пришла весть, что в порту остановлена погрузка зерна на экспорт. После окончания смены я, в числе прочих, побежал смотреть на невиданное событие. На молу митинговали грузчики и дрогали. Постепенно сбегались зеваки. Выяснилось, что голодные люди не выдержали и, проклиная такое светлое будущее, побросали часть мешков с зерном в воду и ушли с работы. Улаживать инцидент сразу же приехал секретарь Ахтарского райкома партии, элегантно одетый мужчина лет сорока пяти, на вид упитанный. В лучших пролетарских традициях, он забрался на мешки, сложенные в подводе и принялся объяснять несознательным грузчикам, что идет индустриализация и стране нужна валюта. Для этого нужно потуже затянуть пояса, меньше есть и больше работать. Девиз этот стал, по сей день, самым актуальным в экономической политике партии. Толпа увеличивалась. Подходили рыбаки, громко высказывающиеся в поддержку рабочих. Появился оппонент и у секретаря райкома партии. Это был рабочий — Кожевников — плотного телосложения мужчина, лет тридцати пяти, не так давно избранный председателем рабочкома грузчиков. Кожевников заявил, что вряд ли нужно добывать средства для такой индустриализации, в результате которой свои люди умирают с голоду, а советское зерно продается на западных рынках по демпинговым ценам — дешевле себестоимости. Тогда железный занавес еще не был настолько непроницаем, как в последующие десятилетия, и такая информация поступала в страну, в частности в Ахтари. Да и пресса писала о многом таком, о чем позже трудно было даже представить.
Экономические провалы были одной из основных причин закручивания гаек в государстве. От речей Кожевникова люди, получавшие пятьсот граммов хлеба в день на тяжелейшей работе и триста грамм на каждого иждивенца в семье, что позволяло только не умереть с голоду, пришли в неистовство.
Сжатые кулаки, выпученные, налитые кровью глаза на перекошенных лицах. На молу, где собралась толпа, образовалась плотная атмосфера психического надрыва, готовая в любое мгновение прорваться самосудом, грабежом или пожаром. Стоял невообразимый крик. Лошади, умные чувствительные животные, испуганно прядали ушами и приседали в своей упряжи, чувствуя недоброе.
В этой ситуации секретарь райкома партии применил испытанный политический прием большевиков, начал давать обещания, которые не собирался, да и не мог выполнить — ведь во всей политике, бравшей верх в тридцатом году, он был таким же винтиком, бесправным и беззащитным, как и голодные грузчики. Секретарь райкома партии пообещал добиться повышения мизерных расценок оплаты труда грузчиков и увеличения для них хлебного пайка. Напряжение в толпе, в которой в какой-то момент и стоять-то было страшно, стало спадать — это ощущалось просто физически, всей кожей. Люди еще поворчали и принялись таскать мешки.
Но еще более надежным гарантом обеспечения стабильности и покорности портовых рабочих Ахтарей стало таинственное исчезновение рабочего вожака Кожевникова, будто растворившегося в пространстве или украденного чертом. Впрочем, ходили слухи, что черти пришли ночью, были вооружены маузерами и одеты в хрустящую кожу.
Большевики, до тонкости изучившие механику свержения власти, сделали необходимые выводы и без оглядки на то, что скажет Запад (мысль, постоянно угнетавшая царское, да и Временное правительство), расправлялись со всеми своими реальными или потенциальными противниками без оглядки на предрассудки буржуазных законов и с исключительной беспощадностью, действуя бандитскими методами. Следует сказать, что таинственное исчезновение человека вселяло такой же ужас, как и показательные процессы. Думаю, что если бы царское и Временное правительство вело бы себя по отношению к большевикам таким же образом, без юридических церемоний, то вряд ли состоялась бы социалистическая революция — просто не было бы большевиков, которые могли бы говорить о ее необходимости.
Таким образом, все открытые попытки протеста были сломлены.


И перед глазами сразу встает сцена из великого фильма «Чекист». Когда интеллигентный председатель уездной ЧК рассуждает о вреде публичных казней. Безвестная смерть в подвале пугает куда больше, чем глупая публичная:

«Был человечек, и нету…»


Вечная память тебе Кожевников, прости, что не знаем твоего имени…


Продолжение следует…
 
Форум » Н А Л Ю Б Ы Е Т Е М Ы » ВСПОМНИТЬ ВСЕ » Так ли все было?
Страница 4 из 4«1234
Поиск:











Бесплатные Объявления


Слайдер фотографий





  • Кишка, ее продукты жизнедеятельности, Все о Кишке (5102)
  • (№8.февраль 2011).«ЕДИНАЯ РОССИЯ» - партия лжи? Судите сами. (4456)
  • Пресса (3268)
  • Рыдающая Мумия... (1800)
  • ПРЕССА_ СТАТЬИ_ОБЗОРЫ... (1582)
  • Говорим обо всем (1490)
  • Наша милиция (1122)
  • (№20.июль 2012).Что изменилось в ЦРБ? (1112)
  • АХТАРИ - КРАСИВЫЙ ГОРОД!!! (1038)
  • Антимир и антилюди (1009)
  • politanekdottt (303)
  • Пресса (3268)
  • Незабываемый 2017 (0)
  • Развитие международного сотрудничества в сфере ИТ (0)
  • Сто лет Великой Октябрьской? Не, не слышали. (0)
  • Взломать твою за ногу! (0)
  • И что же нас ждет? оп-10 технологических тенденций 2018-2020 (0)
  • В России могут перекрыть каналы обмена криптвалют? (0)
  • Криптовалюта?! (0)
  • (Медицина). "Приморско-Ахтарская ЦРБ" (354)

  • На Общие Темы 2
    Приморско-Ахтарск 83
    Политика 3
    Общество 4
    Путешествия 4
    Образование 3
    Мода 3
    Музыка 0
    Видео 42
    Информация 26
    Книги 4
    Спорт 2
    Технический 7
    Гороскопы 27
    Поздравления 12
    Фото 14
    Интересное 9
    Дневник Ежика. 28
    Мои заметки 0

    vvv

    Рейтинг@Mail.ru
    Рейтинг Досок Объявлений



    ПРИМОРСКО-АХТАРСК © 2018